Вехи биографии Виталия Бианки

Окончив гимназию, осенью 1915 года В.В. Бианки поступил на естественный факультет Петербургского университета; занятия шли плохо. Вся обстановка того времени никак не способствовала учению. Вскоре его мобилизовали и, как студента, направили в юнкерское училище. Скорее всего, именно там, хоть и ненадолго, он вступил в партию эсеров (социалистов-революционеров). Ничего удивительного в этом не было, так как большинство ее членов были выходцами из интеллигентских кругов.

В начале 1917 г. он был назначен в артиллерийскую часть, стоявшую в Царском Селе (ныне город Пушкин). Батарея, в которой служил Бианки, была переведена на Волгу. Началась Октябрьская революция, потом гражданская война. Некоторое время родные не имели от него вестей, но в 1920 году Виталий написал брату Анатолию, что он в Бийске и звал к себе.Приехав в Бийск, Анатолий узнал от брата, что тот уже 2 года на Алтае, считает себя демобилизованным из царской армии и принял фамилию Белянин, чтобы избежать мобилизации в армию Колчака, а при взятии Бийска Красной армией объявил свою настоящую фамилию. (В паспорте до конца жизни так и осталась фамилия Бианки-Белянин).

В Бийске В.В. Бианки преподавал биологию в школе и участвовал в организации краеведческого музея. (С 1967 г. музей носит имя писателя). В школе он познакомился с молодой учительницей французского языка Верой Николаевной Клюжевой и вскоре женился на ней. Несходство характеров мужа и жены сделало, как это часто бывает, их брак устойчивым и счастливым. Порывистость, романтичность Виталия Валентиновича уравновешивались большой выдержкой, сильно развитым чувством долга у Веры Николаевны. Тридцать восемь лет их совместной жизни она ограждала мужа от житейских забот и стремилась предоставить ему наилучшие условия для работы, создала дом, где интересы Виталия Валентиновича всегда были на первом месте.

В свою очередь и Виталий Валентинович до последних лет говорил о своей безграничной любви к жене. «Простая справедливость требует,- писал он в своем дневнике,- чтобы все посмертные издания моих книжек были посвящены Верике».

В августе 1922 года В. Бианки с женой Верой Николаевной (Верикой) и маленькой дочерью Еленой (Ноникой) вернулся в Петроград. О продолжении занятий в Университете думать не приходилось. У него семья – надо зарабатывать на жизнь. «Пришлось поставить крест на свою научную карьеру», писал он своему другу-зоологу Г. Иогансену, с которым познакомился на Алтае. Устроиться работать в Зоомузей не удалось. Он перебивался мелкими заработками за статьи и переводы; хорошо, что помогали старшие братья. Но очень скоро В.В. Бианки оставил намерение стать профессиональным биологом и начал писать.

В это трудное время он стал членом кружка (студии) детских писателей при Институте дошкольного образования. Уже в апреле 1923 года Виталий Валентинович читал кружковцам свои первые рассказы, позднее названные им сказки-несказки: «Кто чем поет?», «Чьи это ноги?», «Чей нос лучше?» и другие.

Осенью 1924 года семья Бианки переехала на 3-ю линию Васильевского острова, где в доме № 58 были прожиты все дальнейшие годы.

5 декабря 1925 года Бианки был арестован. Что же послужило причиной ареста?

«Ему инкриминировали бывшую принадлежность к партии социалистов-революционеров, которую тогда преследовали независимо от их деятельности»,- так записано у Анатолия Валентиновича, брата Виталия.

За арестом последовала ссылка в г. Уральск. Вера Николаевна бросилась за советом к мудрой и доброй Ольге Иеронимовне Капице, руководителю студии детских писателей. Было также составлено письмо-ходатайство от группы известных ленинградских писателей. Среди них – Вяч. Шишков, К. Федин, К. Чуковский, С. Маршак, Ал. Толстой, Б. Житков, И. Соколов – Микитов, О. Форш и другие.

По словам дочери и биографа Виталия Бианки, «видимо, с этим ходатайством, а может быть независимо от него, Анатолий Валентинович ездил в Москву, был на приеме у Надежды Константиновны Крупской. Она пыталась помочь. Ну, и конечно, Екатерина Павловна Пешкова. Ей вечная благодарная память за действенную доброту, за помощь многим и многим людям».

В результате ссылка в Уральск была заменена на ссылку в Новгород. И условия мягче, и рядом родной Петроград – так в то время назывался Петербург. Таким образом, с 1928 года начался новгородский период жизни и творчества Бианки, который продолжался до 1950 года. Затем начались болезни, но, несмотря на нездоровье, Бианки много и плодотворно работал.

9 июля 1959 года писатель скончался от рака легкого на 66-м году жизни.

Но остались его книги, в которых он открывает свою душу и сердце, делится радостями и тревогами.

«Не так уж много на свете писателей,- говорил ученик В. Бианки, известный писатель-природовед Эдуард Шим,- перед которыми хотелось бы снять шапку – из глубокого и искреннего почтения перед их жизненным подвигом. И таким писателем для меня был и остается Виталий Валентинович Бианки».

Бианки в Новгороде

О жизни и творчестве Виталия Бианки на Новгородчине написано немало.

Дочь писателя Елена Витальевна Бианки пишет в своих воспоминаниях:

«Новгород появился на пути отца в трудные дни его жизни. Но путь этот был радостен: он возвращал его на родину из чужих степных мест, которые он не смог ни полюбить, ни познакомиться с ними как зоолог. Возвращался к северорусской природе, ему родной…»

Приехал В.В. Бианки в наш город в апреле 1928 года.

«…Честь имею доложить: прибыл в Новгород. Адрес: Новгород, улица Славная (еще бы не славная, если я на ней живу!) дом № 18, кв. Ланской», - сообщал он в письме к редактору Детиздата в Ленинграде Ивану Халтурину от 27 апреля 1928 года. К сожалению, дом этот на Славной до наших дней не сохранился.

С наступлением настоящего тепла Бианки снял избу в дер. Слутка на берегу Волхова в окрестностях Новгорода.

Обратимся еще раз к воспоминаниям Елены Витальевны о Слутке: «Ну и деревня!- до сих пор помню ее непомерную протяженность по-над берегом и чудовищную грязь на улице из-за дождливого лета. Несмотря на это – масса приезжающих и уезжающих родственников, знакомых, друзей. Был у отца дар общения, как было дано от Бога поэтическое восприятие окружающего мира, особенно природы. Что еще помню о Слутке? Дом – кажется так – двухэтажный, на краю деревни в сторону Новгорода».

В Новгороде и в Слутке В. Бианки продолжал работать. Он дописывал повесть «Карабаш», начатую в Уральске - о беспризорной девочке и стае одичавших собак - и главу за главой отсылал в московский журнал «Пионер». На окончательном варианте рукописи широко известной сказки «Теремок» также помечено «14.YI. 1928 г. Слутка».

В фонде Новгородского городского финансового отдела Государственного архива Новгородской области (ГАНО) были обнаружены любопытные документы, касающиеся еще одного адреса, по которому проживал Виталий Бианки в Новгороде. С помощью краеведов Н. Васильевой и И. Савиновой удалось доподлинно установить, что 16 сентября писатель переехал из Слутки на улицу Московскую, дом 87. Это бывшая лютеранская кирка, после революции приспособленная под жилое помещение. По имеющейся в архиве планировке 47 квартала, куда входил дом № 87, видно, что этот дом и стоящий рядом с ним 89-й, располагались на углу Московской и Андреевской улиц. В настоящее время это несколько раз переделанное строение на углу Б. Московской и Щитной (Красной) улицы, дом 29/10.

Здесь, на улице Московской, было создано единственное в Новгороде произведение - рассказ «Черный сокол».

Вот что писал о нем Бианки О.И.Капице: «Книжка будет о пернатых хищниках и о разных характерах; и о соколиной охоте. Вещь небольшая. Работаю с наслаждением». И дальше: «…У меня на руках выступил холодный пот от страха, и мне пришлось положить скользящее в пальцах перо, когда я описывал гибель сапсана в главе «Над пропастью». Кончил 10 октября 1928 г. Новгород».

В декабре 1928 года писателя посетило несколько близких ему людей. В одном из дневников Бианки записано: «Сейчас у меня гостит жена и дочь.Борис Степанович Житков недавно уехал. 9 дней у меня прожил… 21/XII провожаю В. и Нонику».

Сохранились воспоминания Е. В. Бианки, об этой поездке: «Зима, идем с отцом, встретили извозчика, сели в санки и лихо прокатились. Мое недоумение – почему не заплатил? Отец ответил, что это его знакомый, расплатится потом.Заходил со мной – и неоднократно – в книжный магазин. Помещался он на широкой улице у площади, занимал нижний этаж с витринами в большом каменном доме. И любезная продавщица, которая встречала отца, как хорошего знакомого. Может быть, это она предложила ему «Новгород Великий – исторический очерк и путеводитель» М.В. Муравьева – замечательную книжечку. Рукой отца поставлена дата покупки – 1.Y.28 г.». (Можно предположить, что упомянутым книжным магазином был знаменитый в то время магазин Дорера).

Весь период пребывания в Новгороде от писателя и к нему шло много писем по поводу издающихся книг. А с редактором Иваном Игнатьевичем Халтуриным была переписка не только на литературные темы, но и об отмене ссылки и возможности вернуться в Ленинград. Наконец, 30 декабря 1928 года из Москвы от Халтурина получена телеграмма: «…Разрешено проживание всех городах», а 31-го Иван Игнатьевич сам приезжает в Новгород. «7 января 1929 года получение бумажек об освобождении и отъезд из Новгорода. 8 января – в Ленинграде»,- так записано в дневнике В. Бианки.

Однако, через год, ранней весной 1930 года писатель вновь на Новгородской земле, теперь уже ради охоты. Он поселился на хуторе Ксенофонтово Новгородского района в нескольких километрах от Волхова, где протекает речка Робейка, а лес начинается за огородом хозяина. Правда, пробыл там недолго. Вскоре, оставив семью на хуторе, Виталий Валентинович уехал вместе с художником Курдовым в экспедицию на Тобольский север.

Но, начиная с 1933 года, Бианки на лето снова, и теперь надолго, выбирал Новгородчину.

Виталий Бианки и Новгородский край

По словам дочери писателя Е. Бианки, «Переезд в деревню для всей семьи очень радостное событие, для Виталия Валентиновича чуть ли не больше всех». Обычно высаживались из поезда, нанимали подводы и ехали до места, которое приглянется. Таким местом в 1933 году оказалась деревня Комзово Пестовского района.

В 1934 году это было село Устюцкое в 30 км от Пестова. Вскоре семья перебралась в деревню Устье Пестовского района на озеро Меглино. Ветхость жилья не помешала работе: за лето были написаны рассказы «Ласковое озеро Сарыкуль», «Под землей», «Роковой зверь», «Заяц-всезнаец», повесть «Джульбарс».

Следующее лето няня детей Александра Кольцова (новгородская крестьянка, которая почти девочкой пришла в Петербург и прожила в семье Бианки 60 лет) предложила провести у нее на родине – в Мошенском районе. Этот район – сначала деревня Яковищи, потом Михеево – стал постоянным «дачным» местом на целых семь лет.

В 1935-36 годах в деревне Яковищи создавалась самая известная сказка Виталия Бианки о Муравьишке, который домой спешил. Там же написаны произведения «Глаза и уши», «Терентий-Тетерев», «Музыкант» и известный очерк «Отчего я пишу про лес».

Летом 1936 года в 5 км от деревни Михеево поселилась экспедиция юннатов Зоологического института. Еще зимой Виталий Валентинович познакомился с этим кружком, членами которого были и его дети, и пригласил кружковцев приехать. Они, естественно, часто приходили к Бианки, а он бывал у них. «Я учил их птицам»,- говорил Виталий Валентинович.

Три лета подряд приезжали юннаты. Виталий Валентинович ходил с ними в лес и в походы на озеро Ямное. Через 20 лет о юннатском кружке и о походе на удивительное озеро он рассказал в произведении «Клуб колумбов». А в Михееве в 1937-42 годах родились «Аришка-трусишка», «Латка», «Оранжевое горлышко», «Чайки на взморье», «Черноголовка», «Она», «Хитрый Лис и Умная уточка», а также очерк о старшем товарище и друге – «Б.С. Житков и его литературное наследие».

Великая Отечественная война прервала привычный распорядок, но после ее окончания у В. Бианки год опять стал распадаться надвое: зима в городе, лето – в лесу, в деревне, в любимой Новгородчине.

В 1946 году Бианки жил в деревне Узмень Боровичского района (озеро Пирос), в 1947-50 г.г. – в деревне Погост Окуловского района (озеро Боровно). На озерах Пирос и Боровно Бианки написаны: «Прятки», «По следам», «Волк и капкан», «Лячий ум», «УММБ», «Разрывные пули профессора Горлинко».Особняком стоит его «Слово о краеведении», с которым В. Бианки выступил на районной конференции педагогов в г. Боровичи в 1946 году. Писатель взволнованно рассказал собравшимся о том, что здесь на Новгородчине он открыл «незнакомое в знакомом, фантастическое в обыденном».

«Утверждаю в трезвом уме и памяти: здесь в Боровичском районе Новгородской области – Страна Див. Это именно такая страна, которую должен открыть и действительно открывает для себя каждый краевед. У входа в страну надпись: «Равнодушным вход воспрещен», - сказал В. Бианки. И продолжил:«Тут у вас на что ни обрати свое внимание – все удивительно, ужасно интересно… Стоит только присмотреться к окружающему, задуматься над ним – и все вдруг окажется удивительным, загадочным, полным скрытого значения. И страстно захочется распутать непонятное, разведать неизвестное, понять тайное».

А потому закономерен итог 36-летней работы писателя. За это время Бианки написано более 300 рассказов, сказок, повестей, очерков, статей. Его произведения изданы на 48 языках народов нашей страны и до сих пор изучаются детьми в школе. Его книги вызвали интерес и за границей: они вышли в 18 зарубежных странах.

Память о Виталии Бианки бережно хранится и у нас, на Новгородчине. Для нас, современных ее жителей, очень важно и дорого то, что многие произведения Бианки написаны или в Новгородской области, или на нашем новгородском материале.

Озера Пирос и Боровно уже давно провозглашены памятниками природы областного значения. На озере Боровно даже установлен памятный знак со словами Бианки о Стране Див. Здесь же, начиная с 1984 года, проводятся ежегодные Бианковские чтения, которые собирают почитателей его таланта,экологов, краеведов, учащихся из многих районов Новгородской области:

Окуловки, Сольцов, Мошенского, Боровичей, Валдая и других; из городов Петербурга, Твери и других.